Как одно целое: Эрнест Хемингуэй и Мэри Уэлш

Проголосовать ПРОТИВ этой записиПроголосовать ЗА эту запись (Оценок нет)
Loading...Loading...

Как одно целое: Эрнест Хемингуэй и Мэри Уэлш

Даже самые сильные люди подвержены страхам. Хемингуэй не был исключением. Первым страхом, преследовавшим его почти всю жизнь, был страх потерять талант. «Худшее, что может случиться с писателем, — знание, что ты не сможешь написать свою следующую книгу», — говорил он. С возрастом пришло понимание того, что старость и дряхлость неизбежны, а в его представлении «сильный мужчина не может позволить себе умереть в кровати. Или погибнуть в бою, или пустить себе пулю в лоб». В 1960 году, когда пара вернулась с Кубы в США, у 61-летнего писателя начались приступы депрессии, а вскоре и паранойи (так говорилось в диагнозе, поставленном психиатрами). Хемингуэй утверждал, что за ним следят из ФБР, почту прочитывают, телефоны прослушивают, в доме повсюду «жучки». Это довершило дело.

Однажды Мэри застала его в комнате с ружьем и патронами. Вызвала врача, друга семьи. Тот порекомендовал поместить писателя в спецучреждение, чтобы Эрнест не навредил себе. Если сначала Мэри сомневалась, то попытка завершить начатое, которую Хемингуэй предпринял во время разговора жены с врачом, убедила ее пойти на крайние меры. Его поместили в клинику и начали лечить электрошоком. «Эти врачи, что делали мне электрошок, писателей не понимают. Пусть бы все психиатры поучились писать художественные произведения, чтобы понять, что значит быть писателем. Какой был смысл в том, чтобы разрушать мой мозг и стирать мою память, которая представляет собой мой капитал, и выбрасывать меня на обочину жизни?» — говорил Хемингуэй, пока еще мог формулировать мысли. Потому что по окончании «лечения» — 20 сеансов! — он уже не мог связать двух слов. Когда его попросили написать небольшое вступление к книге о Кеннеди, он промучился весь день, а потом расплакался — не сумел написать ни единого предложения. Он потерял самое главное в своей жизни. Он потерял саму жизнь.

«ИЛИ ПОГИБНУТЬ В БОЮ, ИЛИ ПУСТИТЬ СЕБЕ ПУЛЮ В ЛОБ»

Мэри сняла номер в отеле рядом с клиникой, все дни проводила рядом с мужем. Он разговаривал только с ней — только ей он мог доверять, только с ней шутил, только ей шептал о том, что даже здесь его прослушивает ФБР. Супруга просила не выписывать Эрнеста из клиники, ведь его состояние только обострилось. Но психиатры не могли ничего предложить, кроме электрошока, и писателя отправили домой в Кетчум, штат Айдахо. В ночь на 2 июля 1961 года он пришел к двери оружейной комнаты. Она была заперта. Стараясь не разбудить Мэри, Хемингуэй отыскал ключ и вошел. Он взял любимую двустволку, прижался лбом к ее стволам и нажал на спусковой крючок.

Через полсотни лет на основании закона об информации в ФБР был сделан запрос: велась ли слежка за Эрнестом Хемингуэем? Был получен утвердительный ответ… Власти США опасались, что слишком долго проживший на социалистической Кубе и слишком влиятельный в обществе писатель мог завести «неудобные» знакомства, поэтому за ним приглядывали. Прослушивали телефоны, просматривали почту. И «залечили» электрошоком за это. Хорошо, что Мэри не дожила до того дня, когда правда вышла наружу. Она провела почти четверть века, укоряя себя в том, что не сумела помочь любимому мужчине.

Хотя, конечно же, она сделала все, что могла, — подарила ему 16 лет своей любви и заботы. Прощаясь с любимым, она вспоминала слова Марлен Дитрих, сказанные после тогдашнего ее выступления в качестве Эрнеста Хемингуэя. Актриса лукаво взглянула на Мэри: «Дорогуша, соглашайтесь. Ваша жизнь будет значительно интереснее, чем жизнь репортера». Уэлш после свадьбы отказалась от карьеры, но никогда позже об этом не сожалела. Марлен оказалась права: было интересно, хотя и непросто. Но Мэри говорила: «Я любила его и его поступки, громадные, неотесанные, как дикие гранитные глыбы». И добавляла с улыбкой, что за «Старика и море» прощает ему все грехи.

Она знала: Эрнест ценил ее, очень высоко ценил. «Думаю, самое плохое, что я совершил в жизни, — говорил он, — боролся со своей любовью. Меня женщины просто любили, а я боролся за их любовь. Поэтому я потерял всех своих любимых женщин. Они не вынесли моих сражений за их сердца. Только последняя любовь была у меня без борьбы».

Ищете котлы по максимально выгодным, низким ценам? К Вашему вниманию недорогие пиролизные котлы от бренда Termico. Котлы, которые уже успели зарекомендовать себя на рынке с положительной стороны!

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: